Инъекции фибробластов: методики и результаты

Инъекции фибробластов: зачем они нужны? (интервью с главным врачом клиники Ана-Космо)

Инъекции фибробластов: методики и результаты

Когда мы придумывали наш проект, то сразу решили писать не только о баночках и флакончиках, но и о косметологии «в полный рост» – со всеми ее достижениями и процедурами разной степени серьезности, которые помогают исправить ситуацию там, где одни только баночки и флакончики, увы, малоэффективны или совсем бессильны. Мы будем задавать специалистам очень много вопросов, уточнять все-все детали, потому что хотим разобраться сами и помочь разобраться вам. У вас есть дополнительные вопросы? Прекрасно! Пишите нам в комментариях, на почту или в личных сообщениях на странице в фейсбуке – мы постараемся на все получить ответ. 

Начинаем с инъекций фибробластов – многообещающей антиэйдж-терапии. Чем фибробласты отличаются от стволовых клеток, как они помогают справиться с морщинами, растяжками и следами от акне, как происходит вся процедура и сколько она стоит – обо всем этом нам рассказала Ольга Владимировна Хусид, дерматовенеролог и главный врач клиники «Ана-Космо». 

Ольга Владимировна Хусид

Что такое фибробласты? Фибробласты – это основные клетки дермы, которые поддерживают каркас и эластичность нашей кожи. Они производят коллаген и эластин, а также участвуют в выработке протеогликанов – белков кожи, которые составляют ее основной матрикс.

В чем отличие фибробластов от стволовых клеток?

Фибробласты – дифференцированные клетки, т.е. уже «определившиеся», получившие назначение быть клетками кожи. Стволовая клетка может развиваться в разных направлениях: например, стать клеткой соединительной или нервной ткани.

Стволовые клетки преимущественно получают из пуповинной или хордовой крови в начале жизненного цикла. А фибробласты уже выросли из стволовых и имеют четко заданные функции. Инъекции стволовых клеток и инъекции фибробластов (SPRS-терапия) – совершенно разные вещи.

Как давно в косметологии начали работать с фибробластами?

Исследования внедрения фибробластов вдерму начались в 1996 году в США. Пациентами были не только люди в возрасте, но и те, кому, к примеру, нужно было устранить последствия ожогов. Методика существует 20 лет – и поэтому мы уже четко знаем, какие результаты получим, и какими могут быть отдаленные последствия.

Инъекции фибробластов были сделаны примерно двум миллионам пациентов по всему миру. Наша клиника начала работать с этой методикой еще 10 лет назад. Потом произошли изменения в законодательстве, и в Украине какое-то время нельзя было работать с фибробластами.

Сейчас законодательство снова поменялось, и мы получили разрешительные документы на использование инъекций фибробластов.

«Инъекции стволовых клеток 

и инъекции фибробластов  

– совершенно разные вещи.

На чей опыт работы с фибробластами вы ориентируетесь?

Мы ориентируемся на достижения США, а также Кореи и России, которые активно исследуют применение клеточных технологий. Сейчас, например, корейские ученые изучают стволовые клетки, а именно – методику их внутривенного введения. Также мы опираемся на опыт российских коллег.

У них мощная научная база и хорошая доказательная медицина. Некоторые их наработки мы используем в своей практике. В Украине мы сотрудничаем с Институтом геронтологии. Там стоит соответствующее мощное оборудование, которое позволяет исследовать и выращивать клетки.

Кому можно порекомендовать инъекции фибробластов?

Пациентам, которые хотят выглядеть и чувствовать себя молодо, а также быть здоровыми. Фибробласты помогают нам корректировать возрастные изменения, рубцы после акне, рубцовые дистрофии в послеожоговый период и стрии (растяжки). В чем суть процедуры?  Она проходит в несколько этапов.

Сначала с помощью панч-биопсии под местной анестезией врач берет у пациента небольшой образец кожи из зоны за мочкой уха. По протоколу биопсию можно делать на любом участке кожи, но именно на эту зону меньше всего воздействует солнце. Дальше мы отправляем этот образец ткани в лабораторию.

Там его подвергают нескольким тестам, в том числе – на предмет наличия вирусных инфекций и атипичных клеток.

Если клетки проходят тесты успешно и соответствуют всем нужным параметрам (о чем свидетельствует паспорт кожи), их помещают в специальную среду, ставят в термостат  и через 4-8 недель мы получаем пул молодых фибробластов, которые соответствуют биологическому возрасту 20-25 лет.

Что такое паспорт кожи?

Это паспорт структуры клеток на данный момент – своего рода пропускной билет к следующему этапу терапии. В нем определяется биологический возраст кожи и соответствие образца тем параметрам, которые позволяют делать трансплантацию клеток: гарантия того, что клетки здоровы, не имеют патологий и инфекций.

Кроме того, перед процедурой мы фотографируем пациента в разных проекциях, делаем УЗИ кожи, фиксируем толщину дермального слоя. После процедуры толщина как минимум удваивается – это объективные показатели, которые говорят о том, что клетки внедрились и активно там развиваются.

Если пациенту понадобится повторное внедрение клеток через несколько лет, паспорт кожи не переделывается: у нас уже есть гарантированно здоровые и чистые клетки.

«Инъекции фибробластов были 

сделаны примерно двум миллионам 

пациентов по всему миру.

Как происходят сами инъекции?

Когда выращенные клетки приходят из лаборатории, врач с помощью специальных шприцов вводит фибробласты в нужные зоны. То есть, фактически происходит трансплантация ваших собственных клеток. Мы их пересаживаем и даем время, чтобы они адаптировались и начали функционировать.

Эффект не будет мгновенным, но примерно через 21 день станут заметны первые положительные результаты. В среднем нужны три таких «подсадки» фибробластов с интервалом в месяц. Но более возрастным пациентам мы делаем еще и подготовительную процедуру плазмолифтинга за неделю до инъекций.

Так мы создаем в коже питательную среду для фибробластов, и они лучше приживаются.

А если в лаборатории обнаружат, что с клетками не все в порядке?

Если в процессе лабораторного тестирования образца кожи у пациентов находят какие-то патологии, мы отказываем в проведении дальнейших процедур. Но в нашей практике такого не было ни разу. Как правило, люди, которые прибегают к подобным методикам, следят за своим состоянием здоровья.

Также, во время панч-биопсии мы делаем буккальный соскоб и смотрим биологический возраст пациента. Он не всегда соответствует паспортному.

Например, у одной моей пациентки 55 лет биологический возраст составляет 62 года: теломеры – хромосомы, которые определяют хронобиологию, – у нее очень короткие, а значит, она стареет быстрее.

Исходя из данных о биологическом возрасте, мы понимаем, какие фибробласты получим, сколько времени уйдет на их выращивание и насколько качественный результат они дадут.

Что делать, если биологический возраст превышает паспортный. Получим ли мы молодые фибробласты?  

Да, из таких клеток можно получить хорошие, работающие фибробласты, но на их культурацию уйдет больше времени и усилий. Они будут медленнее расти, им нужно больше питательной среды. Имеет значение и сезонность.

Летом клетки растут намного быстрее, а зимой все процессы происходят медленнее, поэтому мы можем выращивать клетки не 4 недели, а целых 8. Фибробласты можно замораживать.

В специальных криососудах клетки могут храниться неограниченное количество времени без потери своих свойств – ведь они не подвержены солнечному излучению, радиации, стрессам. Когда клетки понадобятся для последующего введения, мы их просто заказываем в лаборатории.

Идеальный возраст для первичного забора клеток – 30-45 лет. То есть, чем раньше мы их возьмем, тем здоровее и моложе будут выращенные фибробласты. Но практически никто просто так не замораживает клетки на будущее.

В идеале, к вам должен приходить человек, который прошел медицинское обследование?

Мы не требуем полного обследования, но сами тщательно тестируем клетки кожи. Мы четко можем определить, есть ли у человека вирусы, хромосомные мутации или инфекции, которые могут передаваться вместе с клетками.

«В среднем пациенту нужны 

три «подсадки» фибробластов 

с интервалом в месяц.

Какие проблемы лучше всего поддаются коррекции с помощью инъекций фибробластов?

В первую очередь – мелкие и крупные морщины. Приведу в качестве примера случай из своей практики: пациентка сделала объемную пластику (т.е. пластическую операцию). Результат вроде бы и есть, но нет wow-эффекта, так как сама кожа не стала выглядеть моложе. Стоило ей сделать одну процедуру введения фибробластов – и лицо засияло.

Мышечная активность и выражение лица остались прежними, но визуально она помолодела на 10 лет. Преобразилась текстура кожи, улучшился тургор, разгладились морщины, подтянулся овал лица. После этой процедуры пациентки часто говорят, что перестают пользоваться тональным кремом – им больше не надо скрывать неровности тона и другие несовершенства.

Также после трансплантации фибробластов кожа уплотняется. С возрастом происходит гравитационный птоз: мягкие ткани опускаются, обвисают, и мы, естественно, хотим их приподнять. А если кожа снова становится плотной, опущения тканей не происходит. Поэтому результат инъекций фибробластов можно назвать глобальным омоложением.

Мы тщательно отбираем пациентов для этой процедуры. Не делаем ее очень молодым людям и тем, у кого нет показаний. Также всегда ставим четкие цели. Например, у меня есть пациентка 34 лет с атрофическими рубцами после акне по всему лицу. Мы сделали пока только одну процедуру и уже видим результат – рубцы приподнимаются, кожа становится ровнее.

Если говорить о растяжках, что эффективнее для их коррекции – химические пилинги и лазерные шлифовки или инъекции фибробластов?

При удалении растяжек с помощью химических пилингов или лазерных шлифовок мы контролируемо снимаем эпидермис и стимулируем синтез коллагена. А с помощью фибробластов возможно заполнить внутренний дефект тканей. Это однозначно даст лучший результат: приподнимет кожу изнутри и визуально разгладит ее структуру.

Какого режима надо придерживаться после процедуры? 

Клетки должны прижиться, поэтому тепловые процедуры – сауны, бани – и травмирующие аппаратные методики противопоказаны. Отдых в теплых странах тоже не рекомендован.

Категорически запрещено курение, ведь оно вызывает спазм сосудов и, как следствие, у клеток меньше шансов прижиться. Тоже касается и алкоголя.

Трансплантацию фибробластов можно сравнить с пересадкой органа: если пациенту пересаживают почку, вряд ли он будет после этого употреблять спиртное.

Есть ли у инъекций фибробластов противопоказания?

Это склонность к формированию келоидных рубцов, системные заболевания соединительной ткани, аутоиммунные заболевания и онкопатологии.  

«Результат курса из трех процедур 

сохраняется на высоком уровне 

не меньше года. 

Могут ли быть побочные эффекты или осложнения? Во всем мире с 1996 года в работе с фибробластами практически не было осложнений. Если все сделать по протоколу, побочных эффектов у этой процедуры нет.

Как долго сохраняется эффект от инъекций?

Даже у зрелых пациентов результат курса из трех процедур сохраняется на высоком уровне не меньше года. Постепенно активность фибробластов уменьшается, но в целом эффект заметен в течение 3-5 лет.

На протяжении этого времени можно проводить другие поддерживающие процедуры. Для каждого пациента мы разрабатываем  индивидуальный план и в течение года после процедуры работаем по нему.

Какова стоимость процедуры?

Процедура стоит 25 000 гривен. В эту цену не входят анестезия и подготовительный этап – плазмолифтинг, который мы проводим за неделю до пересадки фибробластов. Оплата происходит в два этапа: пациент оплачивает половину суммы, когда производится забор клеток, а вторую половину – после того, как он получает паспорт кожи с «допуском» к процедуре.

***

Комментарий Рины: Описание процедуры и эффекта, который она может оказать, кажется мне убедительным. Я читала, что инъекции фибробластов под коммерческим названием LaViv одобрены в США. Кстати, во внедрении LaViv принимал участие знаменитый «Король ботокса» доктор Фредерик Брандт, который предрекал этим инъекциям большое будущее в деле коррекции носогубных складок, улучшения текстуры кожи, уменьшения пор, омоложения зоны декольте, тыльной стороны рук и так далее. У себя я пока не нахожу прямых показаний для того, чтобы немедленно прибегнуть к трансплантации фибробластов, но понимаю, что в будущем, когда гравитационный птоз начнет делать свое черное дело, они могли бы быть мне полезны. Самих уколов я не боюсь, возможность появления отечности или синяков на какое-то время – тоже невелика беда. Но, к сожалению, у меня есть противопоказание: склонность к образованию келоидных рубцов 🙁

Комментарий Лены: По долгу службы я изучала и описывала в журнале разные инъекционные методики. Инъекциям фибробластов начисляю дополнительные баллы не только за антиэйдж-действие, но и за многофункциональность и полезность, ведь эта методика может избавить от последствий акне, решить проблемы растяжек, преобразить кожу после ожогов. Признаюсь честно, я сама еще ни на одну инъекционную процедуру не решилась в отличие от Рины, я панически боюсь уколов в лицо, да и необходимости пока в них не вижу. Хотя понимаю, что в будущем птоз вероятнее всего развеет любые сомнения и, возможно, даже победит мой страх.

Читайте также:  Что нельзя делать при манту - советы и рекомендации специалистов

Фото врача предоставлено клиникой «Ана-Космо», а замечательную картинку-заставку специально для нас нарисовала Юлия Черноус. 

Источник: https://www.editorsandbeauty.com/2015/10/fibroblast-injection.html

Какую роль играют фибробласты кожи в косметологии или что такое SPRS-терапия?

Фибробластами называют основные клеточные элементы соединительной ткани. Они представляют собой клетки мезенхимального происхождения (происходят из стволовых клеток), круглой или овальной формы с небольшими отростками, которые после дифференцировки превращаются в фиброциты – зрелые и менее активные клеточные элементы.

Эти клетки способны синтезировать внеклеточный матрикс – составляет основу соединительнотканных волокон кожи и обеспечивает механическую поддержку клеточных структур, в состав которого входит гиалуроновая кислота, тропоколлаген (предшественник коллагена) и эластин, а также продуцировать факторы роста – пептидные тканевые гормоны, которые улучшают процесс регенерации кожных покровов.

К основным факторам роста фибробластов относят следующие пептиды:

  • bFGF – стимулирует выработку коллагеновых волокон и продукцию основных компонентов внеклеточного матрикса;
  • EGF – усиливает процесс деления и миграции кератиноцитов;
  • TGF-альфа – способен ускорять регенерацию поврежденных участков дермы;
  • a-NGF – нормализует ангиогенез (процесс образования новых кровеносных сосудов).

Процесс синтеза межклеточного вещества клетками соединительной ткани происходит беспрерывно, поэтому кожа постоянно обновляется, но с возрастом активность фибробластов падает, что приводит к уменьшению толщины дермы, ее обезвоживанию (по причине уменьшения концентрации гиалуроновой кислоты в составе внеклеточного матрикса), образованию морщин и снижению эластичности кожных волокон.

Применение фибробластов в косметологии

Существует большое количество методов, которые способны замедлить процесс старения кожных покровов, но все они оказывают влияние на его следствие (морщины, пигментные пятна, снижение тонуса), в то время как специалисты генной инженерии, которые разработали методику инъекционного омоложения кожи фибробластами (SPRS-терапию), нашли способ воздействия на его причину. В основе метода лежит внутридермальное введение (трансплантация) в кожу пациента аутофибробластов – его собственных клеточных структур, забор которых врач осуществляет перед проведением процедуры.

Инъекционное введение биологического материала в дерму способствует активации процессов регенерации кожи изнутри.

Фибробласты улучшают процесс пролиферации новых клеток соединительной ткани, стимулируют выработку коллагена, эластина и других компонентов внеклеточного матрикса, что приводит к разглаживанию морщин, нормализации тонуса и эластичности кожных покровов и помогает активировать работу всех остальных структурных компонентов эпидермиса и дермы. Фактор роста TGF-альфа ускоряет процессы регенерации дермы, за счет чего происходит разглаживание рубцов и следов от угревой сыпи, а EGF – нормализирует выработку меланина.

Показания к проведению процедуры:

Процесс получения аутофибробластов

Клеточный материал для проведения процедуры получают из небольшого участка кожи пациента (биоптата), который берут в районе предплечья или пупка.

Биоптат вначале промывают физиологическим раствором, в состав которого входит фосфатно-солевой буфер, коллагеназа, трипсин и антибиотики, затем клетки фибробластов осторожно отделяют от матрикса, осаждают путем центрифугирования, отмывают от ферментов, помещают в питательную среду и культивируют в специальном инкубаторе, с целью увеличения популяции в течение 4-8 недель. Забор клеток и процесс их культивирования проходит в специализированных GMP-лабораториях, которые соответствуют международным стандартом качества.

После получения необходимой клеточной популяции фибробластов материал можно сразу использовать для проведения инъекционного омоложения кожных покровов или отправить его на хранение в криобанк. Культивированные клетки кожи могут храниться в банках неограниченное количество времени, и использовать их можно по мере необходимости.

Для замораживания фибробластов ученые рекомендуют брать клеточный материал в возрасте 20-30 лет, потому что со временем количество активных фибробластов (способных к делению) снижается.

Протокол проведения процедуры

Методика омоложения кожи аутологичными фибробластами имеет общемировой стандарт проведения и разрешена к проведению на территории России и Украины. Процедура состоит из следующих этапов:

Процедура безболезненна, но пациентам с чувствительными кожными покровами за 30 минут до ее проведения кожу обрабатывают обезболивающим кремом Эмла.

Период реабилитации длится 2-3 дня. В течение суток после проведения процедуры врачи запрещают применять косметику. Две недели после инъекций нельзя посещать баню или сауну, и выходить на улицу без нанесения солнцезащитного крема.

Неофибролифтинг

Неофибролифтинг — методика физиологического омоложения кожи лица и тела, в основе которой лежит инъекционное введение в дерму уникального «коктейля» из культивированных аутофибробластов и собственной плазмы пациента, обогащенной тромбоцитами. Процедура разработана и запатентована специалистами украинского Института пластической хирургии «Виртус».

Неофибролифтинг состоит из двух этапов, на первом из которых врач проводит ряд мероприятий, направленных на увлажнение кожных покровов (биоревитализацию препаратами гиалуроновой кислоты), а на втором – вводит коктейль из фибробластов и очищенной плазмы крови пациента на глубину мезодермы.

Забор плазмы специалист проводит за 30 минут до проведения процедуры, затем он очищает ее от примесей и смешивает с культивированными аутофибробластами (в равном количестве). Тромбоциты улучшают процесс перехода фибробластов активную фазу, в результате чего они начинают вырабатывать коллаген уже на следующий день после инъекции (укола).

Эффект от проведения неофибролифтинга становится заметным через две недели.

Курс и преимущества и метода

Курс SPRS-терапии кожи состоит из трех-пяти процедур, которые проводят с интервалом один раз в 3-6 недель. Ориентировочный объем используемого препарата за один сеанс – 3 мл. Первичный эффект от инъекций оценивают через 1,5-2 месяца, окончательный – через полгода. Результат клеточного омоложения кожных покровов сохраняется в течение 2-3 лет.

SPRS-терапия: фото до и после лечения

Преимущества метода:

  • продолжительное сохранение эффекта;
  • абсолютная безопасность процедуры (отсутствие риска развития аллергических реакций и отторжения трансплантационного материала);
  • активация процессов естественного омоложения кожных покровов (препарат работает на генном уровне и не нарушает первоначальную структуру кожи).

С какими процедурами можно совмещать?

Противопоказания и побочные эффекты

Противопоказания к процедуре:

  • аутоиммунные заболевания;
  • онкология;
  • беременность;
  • период лактации;
  • нарушения свертываемости крови;
  • ОРВИ;
  • воспалительный процесс в области предполагаемого введения препарата;
  • склонность к образованию рубцов.

Процедура полностью безопасна для пациента, ведь культивированные клетки организм пациента воспринимает как свои собственные, но в течение суток после инъекций фибробластов на коже могут наблюдаться покраснение и единичные микрогематомы (не требуют лечения и проходят самостоятельно).

Видео: «Лечение фибробластами»

Стоимость процедуры

Ориентировочная цена инъекционного омоложения кожи фибробластами (SPRS-терапии) — 4000-6000 USD. В стоимость процедуры входит забор фрагмента кожных покровов, выделение клеточного материала, культивирование фибробластов и их внутридермальное введение (3-5 сеансов). Культивирование материала для дальнейшего хранения в криобанке пациент оплачивает дополнительно.

Источник: http://medcosmetologiya.com/eto-interesno/fibroblasti.html

Новая кожа. За ценой не постоим? Часть 3: SPRS-терапия в действии

Beauty Insider / Для Лица / Уколы красоты /  

О том, что чувствует человек, когда получает свежую порцию фибробластов в надежде обрести новую кожу — в очередном посте Яны об SPRS-терапии. Шокирующие кадры и подробности прилагаются.
Я вознамерилась обзавестись новой кожей.

Если вы пропустили начало этой истории — смотрите предыдущие посты, где показано, из какого места у меня берут материал для производства новеньких фибробластов и как их потом выращивают в лаборатории Института Стволовых Клеток человека.

Спустя два месяца после описываемых событий мне поступил звонок из клиники RayLife: «Ваши фибробласты готовы. Соблаговолите явиться в понедельник к 12 дня. («Литерный проследовал станцию Гайдук». (С))

Ну, это я гиперболизирую и метафоризирую, конечно. На самом деле все нежно и вежливо. Но явиться надо в назначенный день и час неукоснительно. Фибробласты привозят из лаборатории в клинику за полчаса до указанного времени — личный курьер, с личной сумкой-холодильником. А предварительно их готовят к «высадке».

И эта подготовка (как и весь процесс в целом) — кропотливая и дорогостоящая процедура. Поэтому если вы подозреваете, что по каким-то причинам прибыть не сможете, лучше сразу предупредить. Ситуация, при которой ваши фибробласты явились, а вы — нет, чревата.

Для них — гибелью, для вас — бессмысленной тратой немалых денег.

То есть это не как при записи на маникюр: «Машенька, извини, что-то у меня сегодня голова болит, я не приду. Нет, и завтра тоже будет болеть. Давай послезавтра? Что, полная запись?.. Ну тогда — через неделю.»

Подписаться +

Тут — наоборот. Из RayLife мне звонили раза три, убедиться, что все идет по плану.

Я явилась в строго назначенный день и час. Оказалось, моим врачом в этот раз будет не Светлана Шоколова, а другой доктор — Юлия Седельникова. Светлана в отпуске, а фибробласты созрели и просят:) Откладывать нельзя.

Мы с Юлей встретились в кабинете. Я сообщила ей о себе главное: хочу новую кожу, на все готова, крови не боюсь, боль потерплю, только дайте мне ее, дайте!

Хочу новую кожу. Крови и боли не боюсь.

Юля предложила мне снять часы, серьги и телефон. В общем, сдать оружие и лечь на кушетку. И успокоила, сказав, что мое последнее желание — глоток чая «Молочный улун» с сухофруктами — будет исполнено:)

Когда я снимаю часы и остаюсь без телефона, во мне начинает нарастать внутренняя паника. Без нижнего белья я не так волнуюсь, честное слово.

Потому что до этого в баре на ресепшн мне налили вкуснейший чай. Но выпить его я не успела, и очень переживала по этому поводу. Но доктор меня заверила, что на это у меня еще будет время — пока мы будем ждать, когда начнет действовать обезболивающий крем. А сейчас надо надеть шапочку и лечь на кушетку.

Далее последовала самая банальная часть процедуры — нанесение крема «Эмла». Каждый, кто хоть раз делал биоревитализацию или ставил филеры, знает это ощущение, когда лицо начинает потихоньку замораживаться и деревенеть. Ничего особенно неприятного.

«Эмлу» наносят довольно плотным слоем, а для ускорения и оптимизации процесса еще заклеивают лицо пленкой. Самой банальной, пищевой, да.

Как обычно в таких ситуациях, я чувствую себя замороженным бутербродом.

…И в ожидании, пока «Эмла» подействует, отправляюсь допивать «молочный улун» с курагой и черносливом.

Доктор тем временем демонстрирует мне выращенные фибробласты. Вот в этих трех крошечных пробирках их ровно 60 миллионов. Шестьдесят. Миллионов. Моих. Родных. Отборных. Фибробластов.

Которых скоро внедрят кожу и они, как миленькие, будут производить коллаген и эластин.

Для понимания масштаба мы решаем их сфотографировать с моей серьгой H.Stern и грецким орехом.

(В этот момент мне приходит в голову мысль, что очищенные грецкие орехи похожи на человеческий мозг, и что пора мне купить новые серьги. Какие только глупости не лезут девушкам в голову накануне эпохальных событий, да.)

Кожа на лице тем временем подмораживается.

Читайте также:  Какие уколы быстрее всего снимут боль в спине и пояснице

Я возвращаюсь на кушетку.

Доктор открывает одну из пробирок и погружает в нее иглу.

Я обращаю внимание, что игла не прямая, а согнутая под углом примерно 45 градусов. Доктор объясняет — это для того, чтобы ввести фибробласты именно на ту глубину кожи, на которую следует — в папиллярный слой дермы. Ни на миллиметр глубже. Это очень важно: фибробласты сразу должны попасть в правильный слой, прикрепиться к коллагену и тут же начать вырабатывать все необходимое.

Ну и, собственно, дальше начинается сам процесс.

Сначала обкалывается одна сторона лица — та, на которую «Эмлу» наносили в первую очередь. Вторая все еще подмерзает под пленкой.

Уколы красоты для лица делаются примерно на расстоянии 1 см друг от друга. Колют во все зоны, включая верхнее веко и область под нижним веком, у самого ресничного края. Некоторые места более-менее безболезненные — например, под подбородком, на верхней части скул.

Некоторые — и их, кажется, явно больше — болезненны, и даже очень, несмотря на «Эмлу».

 Когда доктор обкалывает носогубные складки и зону над верхней губой, в самый край красной каймы, почти непосредственно в губы — я даю слабину, начинаю попискивать, и на глазах выступают слезы.

Но доктор, конечно, говорит, что я — герой. И правильно делает. Если женщине во время не сказать, что она герой, мало ли чем все это вообще закончится. Может быть, встанет и убежит.

На самом деле, степень болезненности, если мерять ее по десятибалльной шкале, варьируется где-то от 6 до 8 баллов. При имплантации зубов (это мой эталон на все времена) бывало хуже.

А при уколах ботокса, например — гораздо лучше. Здесь боль не от укола самого, в первую очередь — а от препарата, насыщенного фибробластами.

Кажется, он густой и вязкий, и кожу как будто начинает распирать изнутри.

А самое неприятное, что тут уколов много. Очень. Я сначала считала, потом сбилась, потом, прикинув, поняла, что, наверное, в общей сложности их было около 200.

Но в целом, конечно, все это можно вытерпеть. Если, например, сравнивать не с ботоксом, а с родами, то понимаешь, что ты вообще в санатории. Главное — знаешь, ради чего. Ничто новое — ни дети, ни кожа — безболезненно не дается, и в этом, наверное, есть высший смысл.

Частоту уколов можно немного варьировать — если, скажем, ваша проблемная зона — это область вокруг глаз, то ей достанется большее количество фибробластов, чем щекам, а если у вас много морщин на лбу, то акцент сделают там.

Но полностью исключить одну зону (например, лоб) и сконцентрироваться на другой (например, носогубные складки), как это делают, скажем, при биоревитализации, нельзя. Иначе невооруженным глазом будет заметно, что где-то у вас кожа хорошая, а где-то так себе.

Где-то новая, а где-то — старая. Непорядок.

Вот так я выгляжу после обработки одной половины лица. На первой уже заметен отек под глазом. На второй, пока не окультуренной фибробластами, видны еще остатки крема «Эмла». Но в целом — живенько:) И, как видите, я даже могу улыбаться.

Переходим ко второй половине лица — левой. Она кровит сильнее. Наверное, это традиционно — она ближе к сердцу. И тут мне еще больнее, но это понятно, почему: просто накапливается усталость и иссякают силы терпеть. На фото видно, как игла проступает сквозь кожу. Именно в этом смысл — вводить не глубже, не выше, а точно по адресу.

Мы даже снимаем все это на видео. Самые стойкие и сильные духом читатели могут его посмотреть. По-моему, это первый ролик на  Youtube, где показано, как человеку делают новую кожу. От мысли, что этот человек я, мне даже становится не так больно:)

Все в целом длится около часа. А когда заканчивается, я нахожу в себе силы посмотреть в зеркало — и не упасть в обморок. Да-да, обходимся без нашатыря.

Лицо выглядит так, как будто его простегали мелкими горизонтальными стежками. Под глазами — отеки. Но в целом, жить можно. Ни синяков, ни кровоподтеков нет.  И боли тоже нет — могу спокойно дотронуться рукой.

Доктор наносит мне на лицо успокаивающий крем, велит сегодня вечером и завтра утром протирать лицо хлоргексидином и пользоваться гелем «Траумель». А потом — своим обычным кремом. И тональным. И хоть завтра на работу, но лучше — послезавтра.

Еще из мер предосторожности, чтобы не нарушить процессы, происходящие в коже — мощный SPF, минимум пребывания на солнце, исключение из рациона сигарет (хотя бы на несколько дней). Можно попить витамин С в порошках — это поможет новеньким фибробластам интенсивнее производить коллаген. Вот, кажется, и все.

«Если что-то не так — звоните», — говорит мне Юлия Седельникова.

Как вы думаете, что я делаю сразу после этого?.. Прыгаю в машину и мчусь домой, чтобы никому, не дай Бог, не попасться на глаза? Ха три раза.

Я совершаю один из самых забавных поступков в жизни: иду в магазин и покупаю себе кучу красивых трусов и лифчиков:) Потому что с новой кожей и старыми трусами жить не могу. Потому что #мылюбимвсекрасивое.

И потому что мне совершенно все равно, что там думает продавец по поводу моего простеганного лица.

На следующий день, конечно, смотрю на себя с любопытством. Как там фибробласты?..

Фибробластов, увы, не видно. Лицо отекшее и все еще простегано длинными папулами и, кажется, наметилась-таки пара синяков под левым глазом. На всякий случай отменяю пару встреч, назначенных на послезавтра.

Послезавтра понимаю, что правильно сделала. Синяки меньше, «стежки» не такие отчетливые, но все-таки есть большой шанс, что человек, вместо того, чтобы сказать мне «Яна, привет, как дела?» скажет: «О боже, что ты с собой сделала?!».

Ну и хорошо. Сижу дома. Зато под солнце не попадаю гарантированно.

На четвертый день сидеть дома мне надоедает. Следы на лице все-таки еще видны, но я решаю сходить с мамой в кино. Первое, что говорит мама — «Яна, что ты опять с собой сделала?».

Рассказываю ей про фибробласты. Хорошо, что моя мама — медик и красивая женщина. Она и не такое видела, с одной стороны. С другой стороны, мое нежелание стареть ей прекрасно понятно.

А на шестой день все вдруг разом проходит. Вот просто вдруг — просыпаюсь — и чистое лицо, никаких следов от папул, никаких синяков, никаких стежков.

И — удивительная история — впервые за много лет мне не хочется тут же нанести какой-нибудь увлажняющий крем.

Я сначала не обратила на это внимания, а теперь точно могу сказать: после SPRS-терапии кожа перестает отчаянно нуждаться в увлажнении. То есть вы можете (и должны, по идее) продолжать пользоваться кремом.

Но вот этого чувства, что если не нанес с утра — то к обеду скукожишься — его вообще нет, как такового.

И я вспоминаю, как Тийна Орасмяэ-Медер в одном из наших бьюти-мифов говорила: здоровую кожу можно просто оставить в покое. То есть у меня теперь — здоровая кожа? Похоже на то.

Ну и наконец, дорогие. Почему я не вывешивала этот пост раньше. Потому что подозревала, что в комментариях половина вопросов будет — «Ну и как результат?». И мне, понятное дело, хотелось сначала понять, как же результат. Подождать месяц и посмотреть. Ну, в итоге подождалось чуть больше, зато наступила полная ясность — что случилось с моей кожей по окончании первой процедуры.

Она реально стала другой. Это странное ощущение выражается в первую очередь в том, что — да, я могу забыть нанести увлажняющий крем утром и вечером. И в том, что несмотря на нашу солидную с Юлей разницу в возрасте, прибор Kiehl’s, о котором она упоминала в одном из наших еженедельных инстаграм-отчетов, показывает одинаково неплохой уровень увлажнения кожи у обеих.

С верхней части скул практически исчез купероз. Остались единичные красные пятнышки, но их можно даже не замазывать корректором.

С нижней части скул практически исчезла пигментация. Теперь это не пигментация, а — не слишком равномерная окраска, и то, если приглядываться.

Мимических морщин в уголках глаз стало значительно меньше.

И в общем появилось вот это целое ощущение от кожи — что она здоровая, гладкая и ровная.

Те, кто не видел меня давно, это сразу замечают. И наблюдательная моя мама — тоже. За последнее время я собрала очень щедрый урожай комплиментов. Мои бывшие девчонки из Allure, встречая меня на презентациях, четко видят разницу. И не скрывают этого.

И даже спа-директор отеля Monte-Carlo Bay, видевшая меня впервые в жизни, спросила: «У вас отличная кожа, какой косметикой вы пользуетесь?». Честное слово. И ее никто за язык не тянул.

Обычно спа-директора спрашивают, какой косметикой вы пользуетесь, надевая на лицо сострадательную маску, чтобы тут же предложить вам свою косметику. Тут же посыл был явно другим.

Дорогие коллеги Юля и Настя Розеноер, правда, говорят, что радикальных перемен не видят — типа «ты и так всегда хорошо выглядишь». Но я знаю, что мне приходилось делать раньше, чтобы «всегда хорошо выглядеть» — и что сейчас. Сейчас я могу обходиться вообще без тонального крема. Запросто. И чаще всего обхожусь.

То есть они правы — радикальных перемен действительно нет. Есть просто хорошее состояние кожи. Насколько это «просто» — вот тут, конечно, вопрос. То, что раньше достигалось получасовыми сеансами маскировки, сейчас — просто данность.

Окончательный вердикт SPRS-терапии я вынесу, наверное, позже — когда проступят результаты второго сеанса внедрения фибробластов (по протоколу их нужно сделать два раза с интервалом в месяц). Но то, что ни после каких кремов и ни после каких процедур моя кожа не вела себя так, как сейчас — факт.

В следующих частях сериала «Новая кожа. За ценой не постоим?»:

— интервью с людьми, которые давно и регулярно делают себе инъекции фибробластов;

— рассказ о том, что такое генетический паспорт кожи и стоит ли на него возлагать серьезные надежды; 

— рассказ о повторном введении мне фибробластов и окончательном результате;

— рассказы о том, что чувствует и как выглядит пациент, прошедший SPRS-терапию, через месяц, два месяца, полгода и год спустя после процедуры.

Благодарим за помощь в организации фото- и видеосъемки портал 1nep.ru

.

(1 голос., в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка…

Источник: https://www.beautyinsider.ru/2014/09/24/sprs-therapy-part-3-anti-age/

Омоложение собственными фибробластами

Омоложение собственными фибробластами

SPRS-терапия (service for personal regeneration of skin) – уникальная технология безоперационного клеточного омоложения кожи собственными фибробластами, которая была одобрена Росздравнадзором 2010 году.Метод клеточного интрадермального омоложения не только корректирует визуальные дефекты кожи, но и восстанавливает ее на уровне микротекстуры.

Проводится для:

  • Коррекции возрастных изменений кожи лица, шеи, декольте, кистей рук;
  • Уменьшения количества и глубины морщин;
  • Коррекции рубцов постакне;
  • Ускорения восстановления кожи после срединных и глубоких пилингов;
  • Подготовки кожи к пластическим операциям и быстрого восстановления  после них;
  • Профилактики старения.

SPRS-терапию в EMC Aesthetic Clinic проводят специалисты дерматокосметологи, прошедшие обучение в специализированном центре Института Стволовых Клеток Человека, имеющие соответствующий сертификат и обширную практику в данной области.

Суть метода

Фибробласты – это клетки кожи, синтезирующие коллаген, эластин, гиалуроновую кислоту и другие важные компоненты, отвечающие за  упругость и эластичность кожи.

Читайте также:  Папаверин: особенности применения во время беременности

С течением времени количество фибробластов в дерме уменьшается, снижается их способность синтезировать коллагеновые и эластиновые волокна, а также гиалуроновую кислоту. В результате кожа становится тоньше, теряет упругость, уровень влаги снижается, образуются морщины.

Многочисленные исследования, в том числе Института Стволовых Клеток Человека РФ, подтверждают, что причиной этих возрастных изменений является снижение количества и функциональной активности фибробластов. 

SPRS-терапия – индивидуальный комплекс диагностических и лечебных процедур для восстановления кожи с помощью собственных фибробластов.

После введения препарата в  дерме увеличивается увеличивается синтез коллагена, эластина и гиалуроновой кислоты, запускаются естественные процессы обновления кожи.

В результате повышается упругость и увлажненность кожи, разглаживаются морщины, процесс старения кожи замедляется.

Диагностика кожи

На предварительном этапе оценивается способность фибробластов к делению и их функциональная активность (способность к синтезу коллагена и других компонентов межклеточного матрикса). На основании полученных данных разрабатывается индивидуальная программа коррекции существующих возрастных изменений и профилактики старения.

По результатам диагностики пациент получает «Паспорт кожи», куда заносятся все индивидуальные особенности, а также подробная информация по программе омоложения,  а также рекомендации по использованию косметологических процедур с учетом степени их воздействия на кожу с целью достижения стойкого эстетического результата без ущерба для фибробластов.

Создание препарата

Для получения фибробластов используется фрагмент кожи (диаметром около 5мм) из заушной области. Для препарата отбирают только клетки, сохранившие высокую способность к делению и синтезу компонентов. Образец клеточного материала каждого пациента проходит обязательное тестирование на безопасность для исключения вирусных и бактериальных агентов.

Процедура

За час до начала процедуры на кожу наносят анестезирующий крем. Препарат, содержащий фибробласты, вводится в кожу с помощью тонких игл.

Проникнув в дерму, активные фибробласты начинают синтезировать коллаген, эластин, гиалуроновую кислоту и другие важные элементы межклеточного матрикса, тем самым восстанавливая в коже физиологический баланс и естественные процессы обновления дермы.

Выраженный эффект отмечается уже после первой процедуры и нарастает в течение нескольких месяцев после окончания курса лечения. Как правило, один курс состоит из 2-х процедур с интервалом в 4 – 6 недель. Однако данный протокол может изменяться, поскольку SPRS-терапия – это индивидуальный подход к восстановлению кожи каждого пациента.

SPRS-терапия исключает возможность развития аллергических реакций и других побочных эффектов, поскольку используются собственные клетки кожи пациента.

SPRS-терапия прекрасно сочетается со всеми, существующими в настоящее время в косметологии и пластической хирургии, методами.

Повторные курсы

До начала первого курса часть полученных клеток перемещается в криобанк, где они хранятся в жидком азоте. При этом пациент получает именной сертификат о хранении культуры фибробластов к криобанке.

Сохраненные фибробласты могут использоваться для получения SPRS-препарата в течение всей жизни пациента.

Поддерживая необходимое количество функционально активных фибробластов в дерме, можно сохранить молодость на долгие годы.

Источник: http://www.EMCmos.ru/articles/omolozhenie-sobstvennymi-fibroblastami

Регенеративная терапия аутологичными фибробластами

Регенеративная терапия аутологичными фибробластами

Регенеративная (или восстановительная) терапия аутологичными фибробластами – это удивительная процедура, которая в 2010 году перешла из области эксперимента в сферу доказательной медицины.

Регенеративная терапия — это клеточная терапия, которая восстанавливает утраченные функции организма с помощью трансплантации функционально активных клеток. Имплантированные клетки выделяют биологически активные субстанции, которые оказывают лечебный и восстановительный эффект.

Для лечения используются собственные, культивированные фибробласты пациента.

Этот уникальный метод получил мировое признание, как эффективный и безопасный метод. Именно поэтому регенеративная терапия внедрена в повседневную практику Клиники «РАМИ».

Для кого эта методика?

Трудно найти человека в зрелом возрасте, который был бы доволен состоянием своей кожи. С годами количество активных фибробластов уменьшается, это приводит к появлению морщин, опущению тканей век или скул.

Современная медицина позволяет эффективно восполнить дефицит живых клеток кожи. Именно для этого предназначена  регенеративная терапия аутологичными фибробластами, которая в равной степени эффективна как для женщин, так и для мужчин.

Кроме коррекции возрастных изменений, терапия аутологичными фибробластами показана для лечения рубцов постакне, стрий, а также в ходе предоперационной подготовки  и послеоперационной реабилитации в пластической хирургии.

Уникальность регенеративной терапии

Аутологичные дермальные фибробласты — это основные клетки соединительной ткани человека, которые формируют внеклеточный матрикс. Они играют ведущую роль в физиологии кожи: регулируют все обменные процессы, стимулируют обновление клеток, учувствуют в процессах заживления повреждений.

Одна из основных причин старения кожи — это снижение активности фибробластов. Они замедляют синтез межклеточного пространства, в результате уменьшается содержание влаги, кожа увядает, появляются морщины.

Благодаря введению аутологичных фибробластов в тканях запускаются собственные обменные процессы, происходит естественное восстановление и омоложение кожи.

Технология регенеративной терапии абсолютно безопасна, не вызывает аллергических реакций и отторжений, так как используются только натуральные компоненты — собственные клетки пациента.

Эффективность метода регенеративной терапии

Эффективность методики доказана многочисленными клиническими исследованиями в США,  Европе и России.

Специалисты Уральской государственной медицинской академии и ГУЗ СО «Институт медицинских клеточных технологий» на протяжении двух лет наблюдали за 45 пациентам в возрасте 43 — 60 лет, которым трансплантировали аутологичные фибробласты.

В результате было выявлено, что после процедуры у пациентов исчезли мелкие и скорректировались глубокие морщины, повысился тургор и эластичность кожи, увеличилась её толщина.

Эффект носит нарастающий характер, достигает максимума через 15 месяцев (после введения клеток) и сохраняется на протяжении не менее двух лет.

Побочных эффектов после процедуры за период наблюдения не выявлено.

В 2012 г. в многопрофильной клинике «РАМИ» современная технология безоперационного омоложения кожи на основе клеточной терапии была внедрена в повседневную практику.

Этому предшествовала многоплановая работа сотрудников нашей клиники:

  • изучение научных публикаций об использовании клеточных технологий в косметологии, посещение международных форумов;
  • участие в экспериментальных работах по культивации клеток, проведение консультаций с зарубежными и российскими коллегами;
  • поиск партнеров, имеющих лицензию на проведение биотехнологических работ;
  • формирование соответствующей материально-технической базы и кадрового ресурса специалистов.

Как проходит лечение методом регенеративной терапии

Регенеративная терапия аутологичными фибробластами предусматривает 2 этапа: клинический и лабораторный (биотехнологический).

Клинический  этап

Проходит в многопрофильной клинике «РАМИ».

Сначала проводится комплексное обследование пациента, устанавливаются показания к применению данного метода лечения, выявляются возможные противопоказания, определяется оптимальная схема введения препарата.

Затем специалисты клиники «РАМИ» осуществляют забор лоскута кожи из заушной области размером 0,6*0,6 см. Полученный биоптат транспортируется в специализированную лабораторию для обработки клеток (культивации).

Лабораторный этап

Проводится в специализированном учреждении, который имеет лицензию на проведение биотехнологических работ, выделение,  культивирование и хранение клеточных культур.

Полученная в лаборатории культура фибробластов тестируется на стабильность, онкологическую и инфекционную безопасность.

Каждому препарату, который содержит терапевтическую дозу клеток, выдаётся соответствующий паспорт.

Для внутрикожного введения в проблемную зону пациента требуется определённая терапевтическая доза фибробластов (не менее 1 млн. клеток), которая определяется врачом.

Забор лоскута кожи, его транспортировка, интрадермальное введение клеток проводится в условиях максимальной стерильности.

Время для культивирования клеток и формирования культуры фибробластов в  специализированной лаборатории составляет 25 — 29 дней.  Полученная культура фибробластов замораживается в жидком азоте и хранится необходимое время с соблюдением всех требований.

Далее из полученной культуры приготавливается препарат живых фибробластов в виде суспензии, в 1-ом  мл которой содержится не менее 1 млн. функционирующих фибробластов. Время, требуемое для подготовки препарата, составляет 5 — 7 дней.

Процесс введения клеток в проблемную зону

График введения клеток в проблемную зону кожи зависит от:

  • времени, необходимого для получения культуры клеток;
  • терапевтической дозы препарата живых клеток;
  • индивидуальных особенностей кожи пациента;
  • от выбора оптимальной схемы терапии, рекомендованной врачом.

Зона введения клеток

Зона, в которую осуществляется внутрикожное введение фибробластов определяется врачом и пациентом совместно. Как правило, выбираются проблемные области  лица — вокруг глаз, носогубные складки. Препарат клеток также может вводиться в область шеи, декольте.

Особенный интерес представляет использование аутологичных фибробластов для омоложения  кожи  тыльной поверхности кистей рук. Аутологичные фибробласты могут вводиться в область рубцов, стрий, морщин. 

В зависимости от глубины и выраженности изменений кожи используется папульный или туннельный способ введения препарата клеток.

Процедура введения живых клеток

  • процедура проводится под местной анестезией. В проблемную зону пациента тоненькой иголочкой врач вводит препарат, обогащённый фибробластами;
  • в зависимости от проблемы, может потребоваться несколько сеансов;
  • процедура проводится под местной анестезией.

    Тоненькой иголочкой врач вводит препарат, обогащённый фибробластами, в проблемную зону пациента;

  • после процедуры может возникнуть лёгкое покраснение и отёчность, которое исчезнет в течение 2 — 3 часов.

При введении в кожу активных фибробластов запускаются естественные процессы восстановления дермы.

Эффект от процедуры начинает проявляться уже через 6 — 8 часов после сеанса и со временем нарастает. Спустя 8 — 9 месяцев после курса лечения наблюдается стойкий положительный результат.

Результат после регенеративной терапии

После введения культивированных фибробластов, в обрабатываемой зоне увеличивается количество клеток дермы, усиливается синтез собственного коллагена, восстанавливается микроциркуляция, стимулируются обменные процессы и кровообращение.

Высокая эффективность метода обусловлена способностью имплантированных живых собственных клеток в течение длительного времени (8-9 месяцев) продуцировать биологически активные вещества, характерные для молодой кожи: повышается её прочность и эластичность, происходит эффект лифтинга.

Результат имплантации живых клеток: исчезают морщины, рубцы, стрии. Дерма полностью обновляется, восстанавливается здоровый цвет кожи, повышается ее тургор, кожа становится бархатистой, исчезает сухость и шелушение.

Отличие от других методик

Главное отличие от других методик — это используемый препарат. Восстановление кожи пациента происходит за счёт собственных клеток, которые культивируются в лабораторных условиях.

В ходе процедуры на кожу пересаживаются живые клетки, которые резко ускоряют механизм регенерации кожи благодаря продукции ими ростовых факторов и компонентов каркаса дермы. Метод не только корректирует видимые дефекты кожи, но и восстанавливает ее на уровне микротекстуры.

Современные косметологические методики (антиоксиданты, гидранты, эластостимуляторы, биостимуляторы, капилляропротекторы и др.) оказывают определенный омолаживающий эффект, однако принцип действия построен на коррекции последствий старения.

Заместительная клеточная терапия решает проблему увядания кожи на принципиально другом уровне: процесс снижения запасов собственных клеток кожи останавливается.

Это означает, что процесс старения в обрабатываемой зоне не просто останавливается, а даже поворачивается вспять.

Регенеративная терапия лечит возрастные изменения кожи, когда остальные методы лишь корректируют их последствия.

Документация безопасности:

  • Лаборатория,  которая осуществляет изготовление препарата клеток, имеет лицензию на проведение биотехнологических работ, выделение,  культивирование и хранение клеточных культур.

  • На выращенные аутологичные фибробласты выдается паспорт – документ под названием «Протокол выдачи фибробластов к трансплантации», в котором подробно прописаны их количество, данные фенотипирования, анализ на инфекционные агенты, и пр.

При подготовке материала использованы следующие источники:

  • «30-летний опыт разработки и применения клеточных технологий в клинической практике». В.П. Туманов, Д.А. Жакота, Н.С, Корчагина. Научно-практический журнал «Пластическая хирургия и косметология», 2012 (3), Москва, Россия.
  • Исаев АА, Приходько АВ, Зорин ВЛ и др.

    Медицинская технология «Забор, транспортировка, выделение, культивирование, криоконсервирование, хранение и использование аутологичных фибробластов для коррекции возрастных и рубцовых изменений кожи». ФС№2009/308 от 21 июля 2010 г., Москва, Россия.

  • «Применение аутологичных дермальных фибробластов для коррекции возрастных изменений кожи лица.

    Результаты годичных исследований.» Авторы:  В. Зорин, А. Зорина,В. Черкасов и др. Журнал «Эстетическая медицина», том XI №2, 2012 г., Москва, Россия.

  • «Качественная и количественная оценка состояния кожи лица после применения аутологичных дермальных фибробластов.» Авторы: В. Л. Зорин, А. И. Зорина, В. Р. Черкасов, П. Б. и др.

    Журнал «Вестник Эстетической Медицины», том 10, №2, 2011 г., Москва, Россия.

Возможно Вам будет полезно:

  • Посттравматическая, послеожоговая регенерация кожного покрова 

Врачи отделения инъекционной косметологии

Источник: http://www.RAMI-spb.ru/Content/regenerativnaya-terapiya-autologichnimi-fibroblastami/2631

Ссылка на основную публикацию