Виды эвтаназии со стороны врача и пациента

Основные виды, формы и способы эвтаназии, а также их особенности

Все виды, способы и формы эвтаназии можно объединить по двум основным параметрами: со стороны пациента и со стороны врача. Со стороны пациента процедура может быть добровольной и недобровольной, а со стороны врача – пассивной или активной.

Активная и пассивная формы

Многие люди, которые вплотную сталкиваются в данным вопросом, не совсем понимают, чем активная эвтаназия отличается от пассивной, поэтому стоит отдельно описать каждую категорию:

  1. Пассивная (метод отложенного шприца). При использовании данной формы прекращается оказание медицинской помощи пациенту, которая могла бы быть направлена на продление его жизни. Соответственно, подобное решение приближает скорую кончину больного. Зачастую это рассматривается в качестве права больного на отказ от принятия медицинских услуг, проведение операций и прием медикаментозных средств. Иными словами, происходит добровольная эвтаназия.
  2. Активная. Основные виды эвтаназии, активная и пассивная, во многом схожи, потому что последовательность действий примерно одинакова. Только в случае с активной формой уже врачом или иным официальном лицом принимает целенаправленное и осознанное решение о прекращении жизни больного по определенным профессиональным причинам.

Активная и пассивная форма эвтаназии – вопросы для многочисленных споров и дискуссий, по которым со стороны мирового и российского сообщества еще не сформулировано окончательного мнения.

К чему приводит применение активной формы эвтаназии?

Несомненно, применение активно эвтаназии может привести к достаточно быстрой кончине больного. В этом случае врач играет главную роль в этой процедуре, потому что он прикладывает определенные усилия, чтобы прекратить жизнь пациента.

Многие зарубежные врачи, которые способы провести подобную процедуру, делают ее только в тех случаях, когда человека страдает от болезни, существенно снизившей качество его жизни, и которая не может быть излечена и терапия в будущем также не имеет каких-либо видимых перспектив.

Практика применения эвтаназии распространена во многих странах мира, причем одинаково часто встречаются случаи использования пассивной и активной формы.

Отдельно стоит отметить, что пассивная эвтаназия в РФ (как и активная) запрещены на законодательном уровне.

Интересное:  Видео с эвтаназией людей

Источник: https://evtanazija.ru/vidy-aktivnaya-passivnaya/

Понятие эвтаназии, ее виды

Дисциплина : правоведение

РЕФЕРАТ

на тему:

Проблема эвтаназии в контексте прав человека.

Выполнил:

студент 275 группы

Якубович Юлиан Юрьевич

Рецензент:

Санкт-Петербург

2014 г.

Содержание.

1. Введение ………………………………………… 3

2. Понятие эвтаназии, ее виды……………………… 4

3. Эвтаназия в зарубежных странах……………….. 7

4. Правовое регулирование эвтаназии в России….. 11

5. Религиозный аспект проблемы эвтаназии……… 14

6. Заключение………………………………………… 16

7. Библиография …………………………………….. 18

Введение.

Эвтаназия — это практика прекращения (или сокращения) жизни человека, страдающего неизлечимым заболеванием, испытывающего невыносимые страдания; это удовлетворение просьбы о смерти в безболезненной или минимально болезненной форме для сокращения страданий.

В последнее время широкое распространение получили дискуссии , связанные с проблемой эвтаназии и права на смерть , эта тема широко обсуждается как в прессе, так и на экранах телевизоров; проводятся различные социологические опросы.

В средствах массовой информации не первый год продолжается дискуссия сторонников и противников эвтаназии, которая в основном сводится к следующим положениям: нужна ли эвтаназия в принципе? Если да, то в какой форме? Как законодательно урегулировать ее осуществление? Тема эта не нова, проблема эвтаназии была сформулирована еще в древности и всегда вызывала неоднозначную реакцию у медиков, правоведов, священнослужителей, политиков. Отношение к умышленному ускорению наступления смерти неизлечимо больного, даже с целью прекращения его страданий, никогда не было однозначным. Жизнь священна и неприкосновенна, утверждают некоторые ученые. Жизнь не должна превращаться в мучительное и бессмысленное существование — возражают другие…. Основным аргументом в этой борьбе выступают правовые аспекты и дозволения.

В своей работе я хочу рассмотреть традиционные представления об эвтаназии, раскрыть ее суть, изучить правовые аспекты этой проблемы в рамках Российского законодательства и в мировой практике, а именно в контексте прав человека.

Понятие эвтаназии, ее виды.

Термин «эвтаназия» первоначально ввел в XVII веке британский мыслитель Фрэнсис Бэкон, упомянув его в работе «О достоинстве и приумножении наук», где назвал её способом легкого ухода из жизни, то есть тихой и мирной смерти, без мучительных болей и страданий. «Эвтаназия» переводится как «хорошая, легкая» смерть. В более общем смысле данное понятие описывает осознанное деяние или отказ от него, приводящее к стремительной и безболезненной (однако, не всегда) смерти безнадежно больного человека.

Итак, эвтаназию можно определить следующим образом: это умышленные действия или бездействие медицинского работника, которые осуществляются в соответствии с явно и недвусмысленно выраженной просьбой информированного больного или его законного представителя с целью прекращения физических и психических страданий больного, находящегося по медицинским показателям в угрожающем жизни состоянии, в результате которого должна наступить его смерть. Декларация об эвтаназии 1987 года определяет эвтаназию как акт преднамеренного лишения жизни пациента по его просьбе или на основании обращений с подобной просьбой[1].

В начале прошлого столетия широко известные в Германии юрист Биндинг и психиатр Гохе предложили называть эвтаназией уничтожение так называемых «неполноценных» жизней. Такая интерпретация понятия «эвтаназия» получила позже широкое распространение в фашистской Германии.

Умерщвляли детей с «неправильным развитием», душевнобольных, инвалидов, стариков . Был создан целый конвейер по умерщвлению в виде газовых камер, крематориев и т. д.

Позже Международным военным трибуналом в Нюрнберге эти действия были квалифицированы как преступления против человечества.

Проблема эвтаназии возникла не сегодня и не вдруг. Но со времен Гиппократа и до наших дней традиционная врачебная этика включает в себя запрет: «Я никому, даже просящему об этом, не дам вызывающее смерть лекарство, и также не посоветую это».

Выделяют два основных вида эвтаназии:

I. Со стороны пациента:

Добровольная

Добровольная эвтаназия осуществляется по недвусмысленной просьбе пациента, который способен самостоятельно принимать решения. Просьба должна быть выражена неоднократно, на основе хорошей информированности.

В Соединенных Штатах Америки и многих других государствах Запада стали широко распространены согласия пациентов, которые в юридической форме ранее выразили свое мнение и пожелания на случай бессрочной комы.

Недобровольная

Недобровольная форма эвтаназии проводится над больным, который физически не может сообщить о своих желаниях. Решение об эвтаназии принимается на основе решения родственников. Но однозначно определяется, что если бы больной самостоятельно мог бы выразить свое собственное мнение, то его решением однозначно было бы самоумертвление.

II. Со стороны врача:

Пассивная.

Пассивная форма эвтаназии (другое название — «метод отложенного шприца») заключается в приостановке медицинской помощи, направленной на продление жизни, что заметно ускоряет приближение естественной, нередко мучительной смерти.

Такую форму эвтаназии иногда рассматривают как право пациента на добровольный отказ от медицинских услуг, принятия лекарственных препаратов, операции. Принуждение же его к лечению противоречит праву его на личное достоинство (ст.

21), личную неприкосновенность и свободу (ст.22)[2].

Активная.

Активная форма эвтаназии (другими словами, «метод наполненного шприца») применяется, когда официальное лицо (врач) осознанно и целенаправленно предпринимает решение, после которого смерть наступает стремительно (например, доза какого-либо препарата, смертельная для человека). Когда идет спор об эвтаназийной смерти, чаще всего речь идет об активной эвтаназии.

Существует несколько форм активной эвтаназии:

1) «Убийство из милосердия». Врач или родственники пациента видят мучения тяжелобольного человека (пациент физически не может выразить свою волю) и вводят ему большую дозу препарата, ослабляющего его боль. После этого наступает достаточно быстрая и безболезненная смерть.

2) Самоубийство, которое происходит под руководством врача. Доктор готовит смертельное лекарство, а больной своими руками вводит его себе сам, что приводит к постепенному угасанию и неминуемой смерти.

3) Врач принимает активное участие в смерти больного, т.е. вводит препарат, приводящий к смерти человека по собственному решению самого страдальца.

Из всех этих форм вытекает следующий очевидный вывод: основная задача активной формы эвтаназии заключается в осознанном причинении врачом смерти больному человеку из сострадания к его мукам или по официально оформленной просьбе самого тяжелобольного, или же просьбе его родных и близких.

Источник: https://megaobuchalka.ru/1/22717.html

Виды эвтаназии

Эвтаназию в целом можно определить, как прекращение жизни пациента по его просьбе или из чувства милосердия.

Типы эвтаназии классифицируются по двум основным факторам: степень согласия со стороны пациента и то, каким образом проводится эта процедура.

Эвтаназия может быть добровольной, вынужденной и принудительной, и она может быть активной или пассивной. Многие мировые системы законодательства, рассматривают все ее формы как преступное человекоубийство.

Когда эвтаназия имеет место быть по настойчивой просьбе пациента, ее называют добровольной эвтаназией. Некоторые органы государственной власти считают эту форму эвтаназии законной или, если не совсем законной, то исключают ее из числа уголовно наказуемых деяний.

В некоторых странах добровольная эвтаназия классифицируется как убийство, но если врач соблюдает все законодательные требования, то это не считается убийством, и он или она не будут привлечены к уголовной ответственности.

В некоторых странах, самоубийство с помощью врача не классифицируется как эвтаназия, врач не подвергается судебному преследованию, если процедура проводится в соответствии с предусмотренными нормами.

Вынужденная эвтаназия — это когда человек не в состоянии дать свое согласие на проведение этой процедуры, например, когда он или она находится без сознания, в коме или в недееспособном состоянии.

Вынужденной ее также называют, когда человек ранее выразил свое желание умереть при определенных обстоятельствах, но, на данный момент, не может говорить за самого себя. Дети обычно воспринимаются как недееспособными, — например, дети не могут подписать правовые договоры — и эта аргументация также применима, в случае с осуществлением эвтаназии.

Детская эвтаназия на международном уровне считается незаконной почти во всех случаях, хотя в некоторых местах могут быть указаны конкретные обстоятельства, в которых это разрешается.

Вынужденную эвтаназию иногда ошибочно путают с принудительной эвтаназией, которая отличается от первой.

Термин вынужденная — означает, что акт осуществляется без согласия пациента, а принудительная означает, что эта процедура производится против волеизъявления пациента.

Аргументы «скользкого пути» часто предъявляются против всех форм на предположение, что легализация одной формы эвтаназии может когда-нибудь привести к случаям принудительной эвтаназии.

С точки зрения процессуальных различий, существуют два вида эвтаназии: активная и пассивная. Активная эвтаназия подразумевает действия, предпринимаемые до момента наступления конца жизни другого человека, такие, как введение смертельного вещества.

Пассивная эвтаназия происходит, когда добровольно отказываются от действий или процедур спасающих жизнь.

Во многих частях Соединенных Штатов и других странах юридически приемлемо для врача дать свое согласие на просьбу пациента, и прекратить применение терапии, которая поддерживает его жизнь.

Ссылка по теме:
Что такое активная эвтаназия?

Источник: wisegeek.com

Источник: http://www.vitaminov.net/rus-nurse_guide-evtanaziya-0-23995.html

Этические аспекты эвтаназии

Если человек имеет право на жизнь, зачем его заставляют существовать. Время переписать клятву Гиппократа? Что будет, если узаконить эвтаназию в Украине?

Проблема эвтаназии

Вопрос эвтаназии обсуждается на протяжении многих лет и вызывает массу противоположных мнений, переживаний и теорий. Более 2000 лет эвтаназия считается запрещенной медицинской практикой. Сегодня эвтаназия разрешена при определенных условиях в Нидерландах, Бельгии, Люксембурге, Швейцарии, в некоторых штатах США, а во многих странах обсуждается вопрос ее легализации.

В Нидерландах эвтаназию делают дома частные семейные врачи.

Для смертельного укола, кроме заявления больного и согласия врача, необходимо подтверждение независимого медика, что человек действительно испытывает невыносимую боль и страдание, и что болезнь действительно необратима.

Но не все семейные врачи готовы к убийству, даже во имя спасения. Многие врачи по религиозным и личным соображениям отказываются проводить эвтаназию.

Что же такое эвтаназия – помощь безнадежно-мучительно больному или разрешение на убийство?

Определение эвтаназии

Термин «эвтаназия» в переводе с греческого — «ев» «танос» — означает «хорошая смерть». В широком смысле эвтаназия – прекращение жизни человека, который страдает от неизлечимого заболевания. Обычно процедура эвтаназии проводится при помощи введения медицинских препаратов.

Виды эвтаназии

Различают два основных типа эвтаназии:

  • пассивная эвтаназия – намеренное прекращение лечения больного, чтобы мучения быстрей закончились;
  • активная эвтаназия – намеренное введение медицинских препаратов, или применение других действий, которые быстро и безболезненно прекращают жизнь человека. Медицинские препараты могут быть введены врачом, либо врач может выдать медицинские препараты, которые пациент введет себе самостоятельно.
Читайте также:  Прививка от столбняка: необходимость, осложнения и противопоказания

Существуют также:

Добровольная эвтаназия, которая совершается по согласию больного. Например, в США многие люди пишут письменное согласие на эвтаназию в случае комы.

Недобровольная эвтаназия, которая проводится без согласия больного, впавшего в кому, но с разрешения родственников и опекунов.

Почему эвтаназию нужно узаконить

Сторонники эвтаназии утверждают, что цивилизованное общество просто обязано:

  • позволить людям уходить из жизни с достоинством и безболезненно;
  • позволить другим людям помогать уходить из жизни тем, кто неизлечимо болен и не может сделать это самостоятельно.

Смерть это личное дело каждого, если не причиняется вреда другим людям.

Существует мнение, что мы хозяева своего тела, поэтому имеем право решать, как поступать со своей плотью в случае неизлечимой болезни. Поэтому продлять жизнь человеку, который страдает от боли – неправильно. Фактически происходит нарушение прав и свобод, когда человека заставляют лечиться и продолжать жить, невзирая на адскую боль и титанические мучения.

Самоубийство не считается преступлением, почему же эвтаназия – преступление?

Общество движется вперед, меняются отношения к отжившим себя мнениям и теориям. Почему же врач, который избавляет человека от мучений, считается убийцей? А врач, который продолжает давать смертельно больному пациенту лекарства и тем самым заставляет человека страдать, считается гуманным? Не пришло ли время переписать клятву Гиппократа во благо человечества?

Доводы против эвтаназии

Клятва Гиппократа. Врачебная этика исключает возможность проведения процедуры эвтаназии, потому что в клятве Гиппократа есть запрет: «я никому, даже просящему об этом, не дам вызывающее смерть лекарство, и также не посоветую это». Считается, что если врач проведет процедуру эвтаназии, то на него ляжет клеймо убийцы.

Религия против эвтаназии. Верующие говорят, что жизнь дана человеку Богом, и только Бог в праве решать, когда человеку время умирать.

Могут пострадать те, кто не желает смерти. Противники эвтаназии говорят, что если эвтаназию узаконить, то могут пострадать невинные и нежелающие смерти люди. Например, слабоумные или инвалиды.

Священность жизни. Эвтаназия ослабляет общественное уважение к священности права на жизнь.

Теряется ценность жизни. Узаконивая эвтаназию, общество автоматически принимает утверждение, что жизнь некоторых людей (инвалидов, или умалишенных) менее ценна, чем жизнь других людей.

Постепенная легализация убийств неудобных людей. Добровольная эвтаназия – начало опасного пути, который ведет к недобровольной эвтаназии, что в свою очередь может привести к убийствам «неудобных» людей.

Отсутствие гарантий. Не существует способа, которой позволяет корректно управлять процедурой эвтаназии.

Лекарства не нужны. Если эвтаназия будет везде разрешена, то отпадет необходимость в изобретении новых медикаментов для лечения неизлечимых болезней.

Легализация активной эвтаназии может стать причиной многих смертей незащищенных слоев населения Украины, с целью, например, торговли органами или присваивания имущества.

Бездомные, одинокие, старики, несостоятельные люди могут стать жертвами законной эвтаназии, потому как в нашей стране смертельный диагноз может быть поставлен кому угодно, все решают деньги.

Скорее всего, узаконивание эвтаназии в Украине будет иметь больше отрицательных сторон, чем положительных. Ведь доказать убил врач, или помог будет очень сложно.

Источник: http://www.likar.info/zdorovye-vsey-semyi/article-61969-eticheskie-aspekty-evtanazii/

Имеет ли врач право на эвтаназию для больного?

Однажды на первом году моей врачебной жизни я вечером как дежурный врач обходил больных. Естественно, что в то время мне, молодому человеку, были далеки и чужды философские мысли по поводу жизни и смерти.

Может быть, это было несколько странно, ведь за моей спиной было уже двухлетнее пребывание на фронте, собственные ранения, смерть многих товарищей и друзей. Но ведь в то время нас учили эрзацфилософии, ограниченной 4-й главой «Краткого курса истории партии», что, конечно, не вооружало жиз­ненной философией.

Жили, не думая о смысле жизни. А самое главное, я был молод, здоров, и жизнь казалась бесконечной.

Так вот, во время этого хорошо памятного для меня обхода один интеллигентного вида больной попросил у меня разрешения поговорить с ним наедине. После обхода я пригласил его в ординаторскую, но, поскольку он был не из моей палаты, предварительно познакомился с историей его болезни.

Оказалось, что это был больной после пробной лапаротомии, выполненной по поводу неоперабельного рака желудка. Было обнаружено прорастание опухолью поджелудочной железы, множественные метастазы в печень и в лимфатические узлы большого и малого сальника, забрюшинного пространства.

Больной медленно поги­бал.

Он очень мягко сказал мне, что знает абсолютно все про свою болезнь, подтвердив это точным диагнозом, понимает, что скоро должен умереть и с этим уже смирился.

Долго и занимательно рассказывал про свою богатую плохими и хорошими событиями жизнь, про женщину, которую он слишком поздно встретил и теперь вынужден оставить, про своих друзей и врагов. Человек он был, конечно, очень интересный, с оригинальным образом мыслей и сильным характером. Через полчаса я был полностью во власти его обаяния.

И тут он мне задал свой сакраменталь­ный вопрос: «Скажите, доктор, когда медицина будет настолько гуманной, что сможет внезапно, легко и безболезненно убивать таких больных, как я?». Естественно, что я несколько растерялся, тем более, что это был совсем не отвлеченный вопрос, а задавался он действующим лицом, желавшим такой смерти.

Я начал мямлить о том, что его болезнь не доказана, что бывают ошибки, что есть закон и т. п. Он терпеливо выслушал мой лепет и спросил меня: «А имеет ли право человек сам распоряжаться своей жизнью, если он не верит в Бога?» Конечно, к этому вопросу я подготовлен не был. Тогда он сам взялся отвечать на эти вопросы.

Будучи силен в философии и психологии, он убедил меня, что в настоящем его положении досрочная смерть будет облегчением для всех: и для него, и для его семьи, и для его друзей, и для врачей.

Затем он признался, что долго присматривался ко мне и уве­рен, что именно я тот человек, который сможет помочь ему умереть. Он просит ввести ему внутривенно большую дозу препаратов морфина, которые ему удалось тайно скопить. Никто никогда об этом не узнает.

Больной был большим мастером убеждения и психологического воздействия на собеседника, и я уже почти согласился, но попросил у него сутки подумать. На том мы и разошлись в 3 часа ночи. Остаток ночи я не спал. Утром пришел к нему и сказал, что сделать этого не смогу.

Он внимательно посмотрел на меня и сказал: «Я тоже, но в Вас я не ошибся». Больной долго и мучительно умирал, а незадолго до смерти сказал мне: «Наверное, нам все-таки нужно было сделать это». После его смерти я рассказал об этой истории моему отцу.

Мой отец был высокоинтеллигентный, добрый и необыкновенно порядочный человек, он был тоже хирург и заведовал кафедрой факультетской хирургии Свердловского медицинского института. В нравственных вопросах он был и остался для меня высшим приоритетом. Я был уверен, что он одобрит мое решение.

Но он сказал только: «Ну, значит, ты такой» и отказался продолжать разговор. Думаю, что он сделал это с целью дать мне возможность самому поразмыслить о проблемах жизни и смерти.

Эвтаназия — легкая, хорошая, счастливая смерть – слово древнегреческое. Поэтому несомненно, что и в те далекие времена проблема уже существовала.

Тем более, что в своей клятве Гиппократ прямо утверждает: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла».

Френсис Бэкон (1561-1626) писал: «Если бы врачи хотели быть верными своему долгу и чувству гуманности, они должны были бы увеличить свои познания в медицине и в то же время приложить все старания к тому, чтобы облегчить уход из жизни тому, в ком еще не угасло дыхание».

В последующие века вопрос о праве больного на эвтаназию обсуждался постоянно. Не разрешен он окончательно до сих пор. Хотя с развитием аллотрансплантации органов в некоторых странах появились законы, регламентирующие принудительную эвтаназию безнадежных жертв травматизма с разрешения родственников.

В настоящее время эвтаназию пытаются даже классифицировать. Так, активная эвтаназия — это действия, прямо направленные на смерть сильно страдающего безнадежного больного. Пассивная эвтаназия — отказ врача от действий, продляющих жизнь такого больного.

Если врач намеренно сокращает жизнь больного — это прямая эвтаназия, в том же случае, когда действия врача, направленные к другой цели, могут ускорить смерть пациента — это будет непрямая эвтаназия. Если эвтаназия осуществляется по просьбе измучившегося безнадежного пациента, то она называетя добровольной.

Если же больной без сознания, а шансов на его спасение нет, речь может идти о принудительной эвтаназии.

Я позволю себе не приводить все существующие взгляды на эвтаназию и ее допустимость, а выскажу лишь свое мнение. Конечно, эвтаназия — гуманный акт, но, к сожалению, она в больницах официально разрешена быть не может.

Прежде всего, вопрос об эвтаназии может идти только в отношении тяжело страдающих безнадежных больных. Но всегда ли мы со стопроцентной уверенностью можем утверждать, что больной безнадежен? Каждый более-менее опытный врач сталки­вается с феноменом, когда поправляется самый, казалось бы, безнадежный больной.

Подобные «чудеса» неоднократно описаны в медицинской литературе даже в отношении инкурабельных больных с гистологически подтвержденными злокачественными опухолями. С другой стороны, представьте себе состояние любого больного, поступающего в больницу, если он знает о возможности для него эвтаназии.

А каково будет отношение к врачам населения, а сколько появится дополнительных жалоб от родственников и больных, даже если речь пойдет только одобровольной эвтаназии. |

Кроме того, тяжело больной человек теряет силы, утрачивает мужество, но очень долго держится за самую эфемерную надежду. Вспомните, как легко позволяют себя обманывать онкологические больные.

Даже самые образованные из них, в том числе и врачи, наивно верят шитым белыми нитками объяснениям лечащего врача относительно появления все новых и новых симптомов прогрессирующего злокачественного процесса.

У самого отчаяв­шегося человека желание жить остается всегда до конца, а замерцав, при новой надежде ярко вспыхивает вновь. Вспомни­те рассказ блестящего беллетриста и тонкого психолога Андре Моруа «Отель Тенезис».

Разочарованный в жизни человек отправляется в санаторий, где реклама обещает ему легкую и приятную смерть. Сразу же герой знакомится с другой пациенткой санатория, очаровательной молодой женщиной, также разочаро­ванной в жизни.

Он влюбляется в нее, готов начать новую жизнь, они строят планы совместного будущего. Проведя вместе великолепный день, расходятся, чтобы поутру встретиться вновь. Он засыпает радостный, в превосходном настроении, а директор санатория приказывает пустить в его номер смертоносный газ. Очаровательная новая подруга оказалась просто сотрудницей санатория — «подсадной уткой».

Так и мой пациент, который ночью просил, чтобы ему ввели смертельную дозу морфия, наутро тоже раздумал умирать.

Сложнее обстоит дело с глубокими стариками, впавшими в деменцию, у которых практически нет шансов поправиться. Они нередко являются тяжелым крестом для родственников и бременем для общества. Несомненно, что их эвтаназия оказалась бы благом для всех.

Но и это, с моей точки зрения, крайне опасный путь. Во-первых, врач единолично превращается вначале, в судью, а затем и в палача. А это не проходит для него даром. Цена человеческой жизни в его глазах падает, он черствеет, его гуманизм подвергается серьезному испытанию.

Во-вторых, подоб­ное отношение к больному вызывает такое же действие на души непосредственных наблюдателей: сестер, санитаров, студентов.

В-третьих, свидетелями этого, особенно при пассивной эвтаназии, оказываются больные и их близкие, а это неизбежно отразится на мнении населения о больнице и ее персонале.

Другое дело, когда врач, часто располагая весьма скромным резервом медикаментов, отдает предпочтение в назначении наиболее эффективных препаратов перспективному больному, но и безнадежный старик должен что-то получить, и ему должно быть уделено внимание персонала, он не должен быть заброшен. Всей своей нелегкой жизнью человек заслуживает этого. Не исключено, что он до сих пор активен, очень близок и нужен кому-то.

Читайте также:  Препарат для инъекций атф: показания, противопоказания и особенности применения

Несколько лет назад в одну из больниц нашего города вечером был доставлен глубокий старик, подобранный в бессознательном состоянии на улице с признаками нарушения мозгового кровообращения. Документов у него при себе не оказалось. Утром он умер.

Через несколько часов выяснилось, что это был известней­ший в стране авиаконструктор, дважды Герой социалистического труда, до сих пор возглавлявший крупное КБ. Он прибыл в командировку, вечером вышел погулять, и во время прогулки у него случился инсульт.

Специальная комиссия установила, что в больнице больной был просто заброшен, практически никакого лечения не получал.

Этим примером я хочу прежде всего подчеркнуть, что врач не может становиться судьей, определяющим ценность человека для общества. Конечно, дело не в том, что лечение больного должно проводиться в зависимости от его социальной значимости или общественного положения родственников, хотя подобный подход нередко имеет место.

Итак, как бы ни решал врач конкретные вопросы жизни и смерти человека, он должен прочно стоять на позициях разума, законности, гуманизма. Ни в коем случае его решения не должны исходить из пресловутой целесообразности.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Источник: http://zdamsam.ru/a22324.html

Уэсли Смит. Эвтаназия и «самоубийство при врачебном содействии»: факты / Православие.Ru

Автор данного материала – известный в США и далеко за их пределами специалист в области биоэтики и прав человека, юрист, консервативный публицист, автор ряда книг и блоггер Уэсли Дж. Смит.

В настоящее время он консультант Совета по правам пациентов (США), а также старший сотрудник «Центра человеческого совершенства» (Center on Human Exceptionalism) при некоммерческой исследовательской организации «Discovery Institute» в Сиэтле. Признан одним из ведущих мыслителей и экспертов в области проблем биоинженерии.

Многолетний борец с эвтаназией в стране. Его самая знаменитая книга – «Культура смерти: нападение на медицинскую этику в Америке» («Culture of Death: The Assault on Medical Ethics in America»).

Является последовательным противником эвтаназии, абортов, суррогатного материнства, клонирования, так называемой «наукократии», радикальной идеологии защиты окружающей среды и доминирующих сегодня взглядов на медицинскую этику. В 2007 году У. Смит принял Православие и стал прихожанином Православной Церкви в Америке. Часто выступает по американскому радио и телевидению.

    

Многие думают, что эвтаназия и «самоубийство при врачебном содействии» применимы исключительно к неизлечимо больным людям, страдания которых может остановить только смерть. Однако само утверждение, что «больше ничего нельзя сделать», уже неверно: за последние несколько десятилетий паллиативная помощь совершила огромный скачок вперед.

Между тем эвтаназия на практике применяется не только по отношению к умирающим больным. Да, с этого обычно всё начинается. Но как только то или иное общество принимает идею эвтаназии, то есть убийства как допустимого ответа на страдание человека, то уже ничего не может ограничить «врачебную помощь» в умирании тех, кто и так приблизились к концу своей жизни.

К тому же в жизни может быть множество обстоятельств, причиняющих человеку гораздо большие страдания, чем неизлечимая болезнь, и в течение более длительного срока.

Если умирающий больной может уйти из жизни при помощи эвтаназии, то естественным образом встает вопрос: а почему не может это сделать человек, испытывающий иные тяжкие и продолжительные мучения, чем телесный недуг? Со временем, если общество восприняло идею эвтаназии, ответ будет положительным.

Но защитники легализации эвтаназии и «самоубийства при врачебном содействии» не придают особого значения таким утверждениям, считая их «скользкими» аргументами и банальным алармизмом.

Сторонники эвтаназии обещают, что жесткие нормативы способны предотвратить злоупотребления – как будто сам этот акт уже не является злоупотреблением! Ниже мы покажем, что «скользкий путь» эвтаназии – это не опасения за будущее, а реальные и многочисленные факты из настоящего. Достаточно посмотреть на опыт Нидерландов, чтобы увидеть это в действии.

Доктор Шабо    

В Нидерландах легализация эвтаназии началась с 1973 года, после одного судебного прецедента, когда уголовная ответственность за «врачебную помощь в уходе из жизни» была фактически отменена при строгом соблюдении определенных условий. В 2002 году эвтаназия в стране была легализована.

С тех пор голландские врачи прошли длинный путь: от убийства умирающих больных по их требованию до лишения жизни хронически больных по их просьбе, лишения жизни инвалидов, «уставших от жизни» стариков, психически больных и страдающих от депрессии людей.

Громкое судебное дело, открывшее дорогу голландским врачам для умерщвления психически больных пациентов, было связано с именем психиатра Шабо, который помог совершить самоубийство Хилли Боссер – женщине средних лет, потерявшей двух детей (одного из-за суицида, а другого – из-за болезни) и ничего не желавшей, кроме как «быть похороненной между ними». Приняв Хилли как пациентку, доктор Шабо даже не пытался ее лечить. После четырех приемов в течение пяти недель он вместо лечения просто помог ей свести счеты с жизнью. Верховный суд Нидерландов оправдал действия психиатра тем, что страдание есть страдание – будь то физическое или душевное, так что убийство Хилли – «допустимая медицинская практика».

В последние годы голландские профессиональные журналы стали призывать психиатров страны более активно применять эвтаназию.

Так, статья, опубликованная в выходящем на голландском языке «Нидерландском журнале психиатрии» в 2011 году, открыто рекомендует «содействие в самоубийстве» в качестве лечения психических заболеваний.

«Смерть при врачебном содействии сегодня приемлема для психически больных пациентов, так как таким образом получают избавление и пациенты, и сама психиатрия».

Эвтаназия и «смерть при врачебном содействии» названы «избавлением» в профессиональном журнале психиатрии! По всей очевидности, психиатры прислушались к призыву активнее участвовать в убийстве пациентов посредством эвтаназии. В 2012 году 14 пациентов с тяжелыми психическими заболеваниями получили «легкую смерть» от рук своих врачей-психиатров в Голландии. В 2013 году число таких больных увеличилось втрое и достигло 42 человек.

Нидерландские врачи совершают и детоубийства, умерщвляя смертельно больных новорожденных младенцев и новорожденных с патологией. Согласно исследованию, опубликованному английским еженедельным журналом для медицинских работников под названием «Ланцет», на сегодняшний день около 8% от общего числа умирающих новорожденных детей убиваются врачами.

Был даже опубликован бюрократический протокол с указаниями, как выбирать младенцев для совершения эвтаназии.

Если кому-то будет интересно, поищите в интернете «Гронингенский протокол» (в сентябре 2004 года руководитель отдела педиатрии университетского медицинского центра голландского города Гронинген Эдуард Верхаген опубликовал текст с руководством по «умерщвлению из милосердия» тяжелобольных новорожденных и списком показаний для совершения эвтаназии без опасения судебного преследования. – Д.Л.). Чтобы продемонстрировать, насколько «признанным» стало такое убийство новорожденных, приведу один пример: известный журнал для медиков «Новоанглийский журнал медицины» опубликовал «Гронингенский протокол» без малейшей критики!

    

Если Нидерланды «скатились со скользкого склона», то Бельгия «прыгнула с утеса вниз головой». Эта страна узаконила эвтаназию в 2002 году. Первым случаем после ее легализации было убийство пациента с рассеянным склерозом, что являлось нарушением закона.

Но оказалось, ничего страшного: законы, скорее, служат гарантиями, а не ограничивают «медицинские убийства». С 2002 года Бельгия прошла огромный путь легализации и совершения всё более и более радикальных видов эвтаназии.

Не это ли логические последствия принятия идеи, что убийство является допустимым ответом на страдания человека?

Вот только несколько примеров. По меньшей мере три пары пожилых супругов, не желавших жить в одиночестве после смерти одного из них, получили вместе «легкую смерть» путем эвтаназии. Они боялись вдовства и поэтому выбрали смерть. Первая пара ушла в мир иной в 2011 году.

Оба супруга не были тяжело больны, и «процедура» была совершена при их осознанном согласии. Еще одна из упомянутых нами пар была вполне здоровой, но престарелые люди просто «боялись будущего».

Причем эвтаназию совершил врач по рекомендации их собственного сына, который в интервью британской газете «Дейли Мейл» заявил, что смерть его родителей была «самым лучшим решением», поскольку заботиться о них было бы «невозможно».

Уэсли Дж. Смит. Культура смерти: нападение на медицинскую этику в АмерикеПрактически каждое общество воспринимает как трагедию, когда пожилые женатые пары идут на эвтаназию. Но в Бельгии, похоже, это считается законным решением проблем, связанных с уходом за немощными стариками.

В любом нравственно здоровом обществе «врачи смерти» сразу бы лишились своей лицензии/сертификата и были бы судимы за человекоубийство, но, очевидно, Бельгия уже не попадает в эту категорию.

Анна Дж., страдавшая суицидальными наклонностями и анорексией, публично обвинила психиатра в том, что он принуждал ее стать своей сексуальной рабыней.

Врач признал свою вину, но не понес наказания, и тогда Анна обратилась к другому психиатру за эвтаназией. Она ушла из жизни в возрасте 44 лет.

Натан Верхельст, перенесший операцию по смене пола, став мужчиной, был крайне разочарован результатом операции и от отчаяния решил прибегнуть к эвтаназии.

Психиатры Бельгии, как и Нидерландов, используют эвтаназию и для «лечения» пациентов с суицидальными наклонностями, вызванными психическими заболеваниями.

Совсем недавно они официально одобрили просьбу об эвтаназии физически здоровой 24-летней Лауры, страдающей хронической депрессией и тягой к суициду.

В 2014 году Бельгия узаконила детскую эвтаназию с момента рождения. Бельгийские врачи тем временем преуспевают в изъятии органов у психически больных пациентов и пациентов с некоторыми инвалидностями, которым делается эвтаназия.

У большинства этих больных были нервно-мышечные заболевания или психические отклонения, но зато «хорошего качества органы». По иронии, один из пациентов страдал психическим заболеванием, при котором хронически наносил себе увечья.

Смерть, изъятие и дальнейшая трансплантация органов умерших пациентов – и обо всем этом одобрительно пишет международный медицинский журнал! Не могу представить себе ничего более опасного, чем говорить инвалиду, психически нездоровому, отчаявшемуся человеку, что от его смерти будет больше пользы, чем от его жизни. Вот что бывает, когда общество принимает такую ядовитую идею.

В Швейцарии клиники «узаконенного самоубийства» тоже с готовностью обслуживают пациентов с психическими расстройствами, депрессиями и инвалидов. Зафиксированы случаи «парных эвтаназий» пожилых супругов, боявшихся овдоветь и остаться одинокими.

В прошлом году уже немолодая итальянка приехала в Швейцарию, чтобы ей сделали эвтаназию, потому что она «впала в депрессию, так как стала некрасивой». Причем родственники узнали об этом, только когда клиника прислала им по почте прах женщины.

В следующем, 2016 году, «благодаря» своему Верховному суду Канада, скорее всего, пополнит печальный список государств, в которых разрешено применять эвтаназию по отношению к психически больным, умирающим и инвалидам.

Согласно недавнему решению канадского суда, любой пациент, которому поставлен диагноз неизлечимого заболевания (причем сюда относятся и те случаи «неизлечимости», когда сам больной отказывается от лечения), имеет право на эвтаназию.

Суд с гордостью счел, что психологическая боль является оправданием эвтаназии.

«Доктор смерть» Кеворкян с изобретенной им машиной для самоубийстваКогда я рассказываю все эти истории, привожу различные примеры, мне часто говорят: «Ну, в Америке это точно никогда не случится». Но это уже случилось! Некоторые из пациентов, а точнее – жертв Джека Кеворкяна (известного американского врача (1928–2011) и популяризатора эвтаназии, прозванного «доктор Смерть». – Д.Л.) страдали не от телесных недугов, а от психических расстройств. Одна из его пациенток – Марджори Уонц – была госпитализирована в психиатрическое отделение: она злоупотребляла снотворным препаратом «Хальцион», вызывающим суицидальные желания, и жаловалась на боли в области таза. Вскрытие показало, что у нее не было физических заболеваний. Хорошо известен случай 1996 года, когда 39-летняя Ребекка Беджер обратилась к доктору Кеворкяну, чтобы он помог ей свести счеты с жизнью, поскольку верила, что у нее рассеянный склероз. И тут вскрытие показало, что Беджер была физически абсолютно здорова. Позднее оказалось, что женщина лечилась от алкоголизма, страдала от депрессии и злоупотребляла болеутоляющими средствами. И эти два случая – не единственные.

Читайте также:  Инструкция по применению галидора

Несмотря на смерть этих и других людей по его вине, авторитет Кеворкяна был и остается очень высоким, а в 2010 году вышел хвалебный фильм о его жизни, главную роль в котором сыграл знаменитый актер Аль Пачино.

Какие можно сделать выводы по поводу эвтаназии на основании приведенных мной фактов?

  • Во-первых, как только эвтаназия и «самоубийство при врачебном содействии» становятся легальными, они не остаются надолго лишь ограниченной инициативой. Это не паникерство, не алармистское предположение, а вывод, сделанный на основании знания о том, что произошло за это время в Нидерландах, Бельгии и Швейцарии. Несомненно, что стоит эвтаназии получить широкую поддержку – со стороны общественности, медицинского сообщества, – то, казалось бы, строгие нормативы, направленные на предотвращение злоупотреблений, становятся малозначительными препятствиями, которые можно легко обойти или проигнорировать.
  • Во-вторых, легализация эвтаназии изменяет общество. Не только расширяется категория людей, «имеющих право» на эвтаназию, но и остальная часть общества перестает считать такую смерть чем-то значащим. Эта потеря чувствительности, если можно так выразиться, в свою очередь влияет на восприятие людьми морального достоинства тяжелобольных, инвалидов и стариков и, возможно, даже самих себя.
  • В-третьих, эвтаназия полностью извращает медицинскую этику и подрывает роль врачей, которые из упорных борцов за нашу жизнь превращаются в «поставщиков смерти».
  • В-четвертых, если человеку не посчастливилось оказаться в «касте приговоренных к умерщвлению» (то есть он попадает в категорию людей, к которым применяется эвтаназия), то его человеческое достоинство очень легко умалить до биологического материала, который можно использовать «на благо общества».

На фоне всего этого мне вспоминаются слова канадского журналиста Эндрю Койна.

В связи со значительной общественной поддержкой канадского фермера Роберта Латимера, который в 1993 году посадил свою 13-летнюю дочь Трейси, страдавшую церебральным параличом, в кабину пикапа, подвел к кабине выхлопную трубу и таким образом умертвил дочку «из сострадания», Э.

Койн написал: «Общество, которое ни во что не верит, не может предложить ни один аргумент даже против смерти. Социум, утративший веру в жизнь, не способен понять, зачем она (жизнь) должна продолжаться». Это суровые слова, но не будем впадать в отчаяние. У нас есть противоядие против культуры смерти – и оно называется любовь.

Все мы стареем, заболеваем, слабеем, становимся нетрудоспособными. Жизнь может оказаться очень тяжелой.

Эвтаназия поднимает фундаментальный вопрос: сохранит ли наша цивилизация моральную способность оказывать заботу и давать любовь тем, кто переживает тяжелый период в жизни, или мы откажемся от них и обречем на смертельную инъекцию и ядовитую пилюлю? Этот вопрос очень важен, и от ответа на него, как мне верится, зависит наше нравственное будущее.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/87784.html

Проблемы, связанные с окончанием жизни. Этика эвтаназии?

Улучшение питания и прогресс медицины привели к увеличению продолжительности жизни людей во многих странах. Благодаря новым техническим достижениям стало возможным искусственно поддерживать жизнь людей, которые без применения технических новшеств жить не смогли бы.

Тем самым увеличивается бремя заботы, лежащее как на семьях этих людей, так и на государстве. Наибольшее бремя, разумеется, ложится на ближайших родственников подобных пациентов и их врачей. Именно в этом контексте мы и будем осуждать проблемы, связанные с окончанием жизни.

Увеличение нагрузки, связанной с уходом за тяжелобольными и неспособными обслуживать себя людьми, поставило на повестку дня вопрос о правовой базе эвтаназии. Для понимания смысла этой проблемы обратимся сначала к тому, что означает само слово «эвтаназия».

Буквальный его перевод – это «хорошая смерть», что звучит вполне безобидно. Однако в действительности оно обычно обозначает намеренное умерщвление людей, которое производится либо их лечащими врачами, либо кем-то, кто помогает им добровольно покончить со своей жизнью.

Иногда эвтаназию называют «умерщвлением из сострадания», поскольку цель умерщвления пациента считается облегчение его бессмысленных и безнадежных страданий.

Однако не зависимо от того, что считается мотивом эвтаназии, важно, что она предполагает акт преднамеренного умерщвления человека.

Кроме того, следует указать, что существует два типа эвтаназии: добровольная и недобровольная. Добровольная эвтаназия имеет место тогда, когда пациент просит, чтобы его умертвили или чтобы кто-то помог ему уйти из жизни. Недобровольная эвтаназия имеет место, тогда, когда пациента умерщвляют без его согласия и без обсуждения с ним этого вопроса.

Что можно сказать об этой ситуации этика? Является ли эвтаназия долгом всякого сострадательного врача? Или, независимо от того, какими причинами руководствуется врач, это преднамеренное убийство и потому – уголовное преступление?

Существует мнение, что раз мы прибегаем к гуманному умерщвлению животных, испытывающих сильные боли, то мы должны поступать точно также по отношению к человеческим существам, страдания которых делают их существование совершенно невыносимым.  Когда в семье есть такой больной, то страдает не только он, но страдают и его близкие родственники, которые должны изо дня в день дежурить у его постели.

С другой стороны, окончание человеческой жизни – это очень серьезный момент. Для любого человека, который в то, что жизнь дается Богом и что только бог обладает прерогативой отнимать ее у человека, преднамеренное умерщвление пациента кем-то другим – неправильно. Но так считают не только верующие в Бога.

Многие люди, как медики, так и представители других профессий, энергично протестуют против эвтаназии, поскольку она противоречит тому, за что борется медицина.

Так, медики, дающее клятву Гиппократа, не могут прописывать больному смертельные дозы лекарств, которые может использовать больной, имеющий намерение покончить жизнь самоубийством.

Во многих странах эвтаназия до сих пор не считается законной. Проблема легитимизации эвтаназии заключается в том, что в некоторых случаях трудно определить, является ли эвтаназия добровольной или он была совершена под нажимом.

Скользкий путь эвтаназии

Реальная практика эвтаназии показывает, что существует опасность встать на скользкий путь использования ее тогда, когда явное согласие со стороны пациента не прослеживается. Например, согласно некоторым оценкам, в Нидерландах, где эвтаназия практикуется с 1980 г, в 2001 г, в тысяче случаев эвтаназии уход человека из жизни не был добровольным.

Такой незаметный переход к недобровольной эвтаназии может легко произойти в гедонистически ориентированном обществе, когда забота о престарелых все больше и больше препятствует людям молодого и среднего возраста наслаждаться жизнью.

Кроме того, у пожилого пациента могут быть деньги или собственность, в получении которых заинтересованы его родственники. Поэтому любые средства ускорить смерть своего богатого родственника могут быть для них хороши.

Утилитаристский принцип достижения наибольшего удовольствия для наибольшего числа людей может послужить причиной давления на тяжелобольного, чтобы тот согласился на эвтаназию, или на его лечащих врачей, чтобы те прибегли к недобровольной эвтаназии.

В то же время, поскольку пожилые люди – это обуза для государства, то нетрудно представить себе, что некоторые государства будут смотреть на практику эвтаназии сквозь пальцы.

Этика оспаривает некоторые наши ценности. Печально, когда ценностные ориентиры членов общества таковы, что стремление к удовольствиям одних обесценивает жизнь других. В особенности это печально тогда, когда речь идет о жизни тех, кому мы обязаны своей жизнью.

В древности убийство родителей расценивалось как самое тяжкое преступление и как самый тяжкий грех. «Почитай отца твоего и мать твою», — говорится в ветхом Завете.

Интуитивистская этика предписывает нам почитать и защищать тех, кто дал нам жизнь и защищал нас, когда мы были еще не способны делать это сами.

Стресс, связанный с принятием решения эвтаназии

Решение пациента добровольно уйти из жизни, практически всегда связано с колоссальным стрессом. Например, об эвтаназии может попросить пациент, находящийся в состоянии клинической депрессии, которая не так уж редко встречается при смертельных заболеваниях.

На основании, каких критериев врачи должны оценивать его просьбу? А что если пациент выйдет из депрессии и захочет жить дальше? Проблема с утверждением: «Такая жизнь не стоит того, чтобы жить» — заключается в том, что утверждение это очень субъективно.

И если использовать его в качестве довода в пользу эвтаназии, то почему не распространить применение этого довода на те случаи, когда жизнь кажется бессмысленной обманувшемуся в своих ожиданиях подростку или женщине в состоянии депрессии, которая иногда наступает после родов?

Некоторые люди стремятся избегать проблем, связанных с принятием решений в стрессовой ситуации, оформляя завещание, в котором они распоряжаются относительно своей жизни.

В подобном завещании человек заранее составляет инструкции своему врачу.

Например, там может быть сказано, что в случае неизлечимой болезни, сопряженной с невыносимой болью и лишениями, делающими жизнь бессмысленной, врач должен прибегнуть к эвтаназии.

Но даже в такой ситуации таятся реальные опасности. Во-первых, в подобном завещании могут быть не учтены будущие изменения состояния здоровья пациента. Более того, одно дело соглашаться на эвтаназию, когда ты относительно здоров, другое дело – когда ты болен.

Опыт показывает, что достаточно распространенной является ситуация, когда тяжелобольные цепляются за жизнь, и чем тяжелее их заболевание, тем сильнее их тяга к жизни и тем более вероятно изменение их отношения к эвтаназии. Таким образом, завещание относительно жизни не является гарантией от вступления на скользкий путь умерщвления человека против его воли.

В действительности следование подобному завещанию может привести к действиям, которые не соответствуют текущим интересам завещателя.

Для многих людей опасность незаметного перехода к не добровольной эвтаназии отзывается эхом программы нацисткой Германии, согласно которой пред Второй мировой войной в Германии было уничтожено примерно 5000 детей-инвалидов и 60000 людей с психическими заболеваниями.

Эта страшная программа «проложила путь» к предпринятой немцами попытке геноцида еврейского народа, а также к уничтожению людей других национальностей – поляков, цыган и др.

В принятой после войны Женевской декларации был подчеркнута значимость традиции Гиппократа и необходимость отпора эвтаназии.

Борьба с болью

Представление о том, что смерти обычно предшествует страшная боль, является неверным. Его нельзя считать аргументом в пользу эвтаназии.

Современная медицина располагает целым рядом лекарственных препаратов, которые могут смягчать боль и облегчать участь смертельно больных пациентов.

В некоторых странах есть специальные пансионаты, в которых больные, обреченные на смерть, находятся под особой опекой.

 В связи с этим следует осветить несколько моментов врачебной практики. Во-первых, существует так называемый «закон двойного действия». Здесь имеется в виду ситуация, когда смертельно больные пациенты получают сильнодействующие обезболивающие средства.

Однако боль у таких пациентов постоянно нарастает, и поэтому требуется постоянное увеличение дозировки лекарств. В конце концов, дозировка становится такой большой, что возникает риск смертельного исхода в результате принятия лекарства.

Важно здесь то, что врачи не намереваются убивать пациента, они хотят облегчить его муки, вызванные болью. Таким образом, это нельзя считать эвтаназией.

Во-вторых, следует упомянуть развитие сложнейших современных технологий для искусственного поддержания жизни пациентов. До появления таких технологий многие пациенты были обречены на скорую смерть.

В связи с применением этих технологий встает этический вопрос: должен ли врач начинать применение таких технологий,  если положение больного кажется ему безнадежным? А может быть лучше не вмешиваться в природные процессы? А как быть в том случае, когда оборудование обеспечивает только искусственное дыхание, а другие жизненно важные системы уже не функционируют? Имеет ли врач моральное право отключить аппарат и тем самым вызвать летальный исход?

Так в Великобритании Специальный государственный комитет, который выступил против эвтаназии, тем не менее поддержал право врачей не начинать (или прекращать) использование аппаратов для поддержания жизни, если ситуация безнадежна.

Те случаи, когда дальнейшее медицинское вмешательство не может принести улучшения состояния смертельно больного и врач допускает его смерть, нельзя считать эвтаназией. Здесь отсутствует намерение умертвить человека.

Источник: http://nasch-mir.ru/etichna-li-evtanaziya/

Ссылка на основную публикацию